Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон

Скопление посиживало на кровати и звучно чихало.

Оно было похоже не поймёшь на кого. Голова Лоскутика с косичками в различные стороны, длинноватые руки Слыша, на животике часовая и минутная стрелки. Из-под одеяла торчал рыбий хвост с чешуёй — это было всё, что осталось от русалки.

— Апчхи! — вовсю чихало Скопление, и в нём Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон дребезжал гром, как чайная ложка в треснутом стакане.

— Будь здорово! — хором гласили Сажа и Вермильон.

Жаба Розитта посиживала в суповой миске, куда была налита вода, и с блаженным видом таращила выпуклые глаза.

Лоскутик — от радости рот до ушей — поила Скопление чаем с малиновым вареньем.

— Пей, пей, пока не остыло Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон, — уговаривала она Скопление.

В комнату, рыча, влетела Барбацуца.

Вышибла чашечку с чаем из рук Лоскутика, сорвала с постели одеяло и ринулась на Скопление.

Она попробовала ухватить Скопление за руку, позже за хвост, но, как ты отлично понимаешь, это было совсем нереально.

— Ой, щекотно!.. — извивалось и хихикало Скопление Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон.

— Как?! — выла Барбацуца. — Ведь его и нет совсем! Из-за этого пустого места столько суматохи?!

— Апчхи! — чуть ли не разорвалось на части Скопление.

— Чихает… — удивилась Барбацуца и тяжело плюхнулась на стул. — Ох и утомилась же я…

— Главное, я сейчас знаю… апчхи… — возбуждённо гласило Скопление, — источник под царским троном в основном зале Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон. Нужно его… ап-чхи! Я желаю сказать, нужно его выпустить на волю. Тогда река наполнится… апчхи!.. водой. Травка разбежится по всему царству. Деревья снова научатся зеленеть. Цветочки вспомнят… апчхи!.. как следует цвести!

— Но согласится ли повелитель? — неуверенно спросила Лоскутик.

— С того времени как Скопление посодействовало мне Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон раздобыть 5 кошельков золота, я опять начал писать портреты, — вдумчиво произнес Вермильон. — Но сейчас богачи не заглядывают ко мне. Я стал отрисовывать обычных людей. Вы понимаете, это еще увлекательнее. Через одно лицо у их не просвечивает другое. В их всё истинное: отвага и честность. Я написал портрет Величавого Часовщика. Любая Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон его морщина гласит о мудрости. Я познакомился с оружейниками. Я писал кузнецов, освещённых блеском раскалённых углей. Они все смелые люди. Они не будут просить у короля милости. Они будут добиваться.

Барбацуца прыгнула вперёд и вцепилась в плечи Вермильона.

— Пусть мои друзья обыкновенные повара и пекари, — заорала она, — но они кочергой и поварёшкой Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон до полусмерти исколотят твоих дурных оружейников!

— Дорогая Барбацуца, — улыбнулся живописец, — нет никакой нужды вашим друзьям нападать на моих друзей.

— Это я произнесла, чтоб ты не очень задирал нос, — проворчала Барбацуца.

— Мы все должны слиться, тогда и королю придётся уступить, — произнес Вермильон.

В это время Скопление раскашлялось с таковой Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон силой, что голова и руки у него оторвались и, некое время кашляя и чихая, плавали у потолка, пока в конце концов не смогли объединиться опять.

— Чего смотришь? — накинулась Барбацуца на Лоскутика. — Укутать его нужно потеплее. Гортань завязать. Горчичники ему нужно поставить, вот что!

— Горчичники? — заинтересовалось Скопление. — Клянусь громом Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон, я буду первым Облаком, которому поставили горчичники! Пожалуй, я не прочь…

— Поначалу нужно смерить ему температуру. Градусник! Где градусник? — заорала Барбацуца.

Градусник отыскался почему-либо в корзине с бельём.

Барбацуца внесла его над Облаком, как кинжал.

— На данный момент же поставь градусник! Да где у этого плохого Облака подмышка? Отвечай Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон, где у тебя подмышка?

В конце концов градусник положили на кровать. Скопление прилегло сверху, но в тот же миг градусник разлетелся на тыщу мелких осколков.

— Ой! У него 100 градусов! — ужаснулась Лоскутик.

Барбацуца засуетилась:

— Доктора ему, лекаря! А какого? Почём я знаю, кто облака вылечивает? Может, ветеринарного врача позвать Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон?

— Не волнуйтесь… — томно простонало Скопление, которому по сути очень нравилась вся эта суматоха. — Ну задело я градусник молнией, и всё…

— Ах ты, притворяла! — обвалилась на него Барбацуца. — Никакой сырости у этой совести! Ох, мозги поврозь!

Никакой совести у этой сырости. И эта лягушка небось не кормлена. — Барбацуца ткнула пальцем в Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон жабу Розитту, сидевшую в суповой миске. — Тьфу! Эй, вы! Все до 1-го! Живо марш за мухами!

Вермильон и Сажа наловили по окнам мух.

Жаба Розитта деликатно съела 5 мух и 1-го комара.

— Ква… Кхи… Кхи… Ква… Ква… Пхи… Пши… — обходительно прохрипела жаба Розитта.

— Чего это она? — строго спросила Барбацуца. — Ничего Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон не сообразила, ни словечка.

— Она гласит, — растолковала Лоскутик, — что в старости нужно мыслить о возвышенном, а не о мухах.

— Тьфу ты, лягушка, а туда же… — произнесла Барбацуца и с почтением поглядела на жабу Розитту. — Спроси у неё, может, она кофейку желает?

— Навряд ли, — покачала головой Лоскутик.

— А какой Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон мне сон приснился, когда я лежало в ледяном подвале!.. — Облаку показалось, что на него очень не достаточно обращают внимания. — Мне приснилось, что я заснуло на цветах и меня съела большая пасмурная скотина. Когда её стали доить, я перевоплотился в пасмурное молоко. Это было очень любопытно… Нет, нет, вы слушайте, что Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон было далее. Далее ещё интересней. Я попало к столяру и прилипло к табуретке, намазанной столярным клеем…

Но Облаку не удалось поведать до конца собственный умопомрачительный сон.

В это время в дверь Барбацуцы застучало сходу двенадцать кулаков.

Глава 26

Бочка смолы

Итак, в то время как все наши друзья посиживали в малеханькой комнатушке Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон под крышей и Скопление говорило им свои сны, в дверь заколотила сходу дюжина кулаков.

Барбацуца высунулась из окна. Сверху она увидела только стальные шлемы и пики, будто бы у неё во дворе расположился торговец орудием со своим продуктом.

По сути весь крохотный двор около её дома был забит вооружёнными Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон стражниками.

Из переулка слева выехал отряд конной охраны. Из улочки справа вывезли три здоровых пушки.

Отовсюду к дому Барбацуцы валил люд.

Барбацуца так жутко зевнула, что фронтальные ряды стражников попятились.

— Чего это вы заявились ко мне в гости без приглашения? Да ещё не дали мне поспать после обеда Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон!

— Нам всё понятно, Барбацуца! Все твои штуки с лимонами! — взвизгнул главный повар, который здесь же прямо из горлышка флакона глотал успокоительные капли.

— Эй, Барбацуца, выдай нам девчонку и Скопление! — грозно кликнул начальник царской охраны. — Тогда повелитель простит тебя!

— Я быстрее сама из себя сварю суп, чем отдам вам такую девчонку Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон и такое славное Скопление! — отрезала Барбацуца и захлопнула окно.

Главный тюремщик забежал за угол и произнес Лоскутику, которая как раз в это время выглянула из окна:

— Милая сиротка, бедная крошка! Выдай нам эту плохую старуху и это никому не необходимое Скопление! За это повелитель даст для тебя реальных Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон живых маму и папу!

Но Лоскутик заместо ответа только высунула язык.

Ассистент головного тюремщика, который грезил сам стать основным тюремщиком, а головного тюремщика сделать своим ассистентом, обежал дом с другой стороны и кликнул мелькнувшему в окне Вермильону:

— Эй, живописец, выдай нам Скопление, старуху и девчонку! Тогда наш Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон повелитель объявит тебя самым наилучшим художником в царстве!

Но живописец только погрозил ему кулаком.

Сажа, решив лучше рассмотреть, что творится около дома, нырнул в камин, без усилий через дымопровод выкарабкался на крышу и сел на трубе.

— Трубочист! — тихо позвал его главный советник Слыш.

Естественно, Слыш тоже был здесь. Ты бы сходу Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон его увидел. Он стоял около кареты в собственных нескончаемых чёрных калошах.

Он заговорил совершенно тихо. Но его услышали все, даже старенькый оглохший трубач, живущий за три улицы от дома Барбацуцы.

— Выдай нам Скопление, старуху, девчонку и художника! Я прикажу тебя позолотить с ног до головы. Ты будешь единственный Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон золотой трубочист на свете.

— Можешь позолотить свои калоши! — кликнул ему Сажа и показал длиннющий нос.

Скопление разделилось на четыре части и выглянуло сходу из четырёх окон.

— Ого, кажется, нас окружили… — озабоченно пробормотало Скопление. — Жалко, что я не обучило Лоскутика летать. Она такая не плохая и хорошая, что, может быть, и Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон могла бы этому научиться… Так, так… Что все-таки придумать?

Скопление заглянуло в камин.

— Эй, Сажа! — кликнуло Скопление. — Поскорей выпусти всех голубей Барбацуцы! Они знают, что делать.

— Ах ты, влажное место, туман, сырость, слякоть! Ты ещё распоряжаешься в моём доме! Кто тут хозяйка: ты либо я?

И Барбацуца принялась Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон изо всех сил тузить Скопление кулаками.

Её кулаки проходили прямо через Скопление, и оно не направляло на это ни мельчайшего внимания.

Оно о чём-то сконцентрированно задумывалось, нахмурив лоб.

В конце концов, Барбацуца больно ушибла кулак о спинку стула. Тяжело дыша, она опустила руки.

Тем временем голуби Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон, все до одного, вылетели из голубятни, сделали круг над домом и куда-то улетели. Впереди всех летел чёрный голубь Сажи.

— Взломать двери! Их нужно взять живыми либо мёртвыми, — шепнул Слыш. — Лучше не живыми…

Из толпы вышел старенькый оружейник.

Тяжёлый клинок вставил в землю, руки сложил на рукояти клинка.

— Мы желаем Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон знать, в чём повинны двое малышей, старуха и живописец? — старенькым, усталым голосом спросил оружейник.

— В кутузку его… — шепнул Слыш.

10 стражников кинулись на старика, схватили его.

Но 10 юных оружейников оторвали от старика их хваткие руки и швырнули стражников на землю.

— Мы повинны исключительно в том, что знаем царскую тайну! В этом, и Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон больше ни в чём! — завопила Барбацуца, высовываясь из окна.

— Вышибить дверь! — кликнул начальник царской охраны.

Но перед дверцей, как из-под земли, выросла масса пекарей, гончаров и ткачей.

— Зарядить пушки!

Но кузнецы и оружейники оттеснили пушкарей от пушек. Они повернули тяжёлые пушки и направили их на стражников. И здесь Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон Слыш шепнул странноватое слово:

— Смола…

Никто не успел опамятоваться.

Рыжеватый Крушила и Рыжеватый Верзила, согнувшись, выкатили откуда-то маленькую чёрную бочку.

Охнув, подняли её — бочка хоть маленькая, да, видно, была тяжела, — раскачали её и стукнули об угол дома.

Бочка, хрустнув, раскололась. Густая, липкая смола облепила стенку Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон, стала сползать вниз. Рыжеватый Крушила через головы стоящих кинул пылающий факел.

И в тот же миг стенка дома разом вспыхнула. Оранжевое пламя рванулось наверх. Закружилась лохматая, чёрная копоть.

— Пожар, пожар! Я боюсь! — вскрикнул узкий детский глас.

В этом царстве, лишённом воды, пожар был наибольшей неудачой. Пожаром стращали непослушливых малышей.

А пламя Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон как будто додумалось, что оно тут владелец, что все перед ним бессильны, оно обхватило вторую стенку, крыльцо и дверь.

— Эй, люди! — кликнула Барбацуца, размазывая по щеке чёрную копоть. — Знайте: повелитель украл у вас воду! Вы слышите? Величавый источник во дворце! Под царским троном!

— Заставьте её умолкнуть! — прохрипел Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон Слыш.

Расталкивая стражников, к пылающему дому кинулись плотники. Они несли топоры, волочили длинноватые лестницы.

— Куда?! Вспять! — закричали стражники.

Всё смешалось на небольшом дворике Барбацуцы. С хрустом завалился забор, свалились ворота. Замелькали кулаки.

Слышен был только треск ломающихся пик и удары сабель о молоты каменотёсов.

Стражников оттеснили в неширокую улочку, припёрли к стенкам Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон.

Тотчас с четырёх сторон к горящему дому плотники прислонили длинноватые лестницы. Кузнецы, передавая с рук на руки, спустили вниз Лоскутика и Сажу.

По другой лестнице сошёл вниз живописец Вермильон, держа жабу Розитту, завёрнутую в клетчатый носовой платок.

Барбацуца помедлила, стоя на подоконнике. Она скрестила на груди руки. Обернулась Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон, поглядела вовнутрь пылающего дома.

Там гудело и вопило пламя.

— Барбацуца, иди сюда! — плача, кликнула Лоскутик.

И Барбацуца тоже спустилась вниз.

Последним вылетело из дома Скопление. От копоти оно стало полосатым и пятнистым.

Плотники рубили топорами пылающие брёвна, растаскивали их в различные стороны, засыпали песком.

Оружейники окружили Слыша, начальника Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон царской охраны и головного тюремщика. Пекари и ткачи разбирали орудие, в ужасе брошенное стражниками.

Но пламя уже обхватило весь дом. Танцевали рыжеватые языки огня, и на каждом была шапочка копоти.

Крыша дома с грохотом завалилась. Во все стороны полетели искры и красноватые головешки.

Задымилась и вспыхнула соломенная крыша на Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон небольшом доме, куда не так давно перебрался старенькый мастер зонтов.

Позже зажегся крытый иссохшей дранкой дом бедной кружевницы. Сухое дерево вспыхивало просто и сходу.

Горело горячо, разбрасывая снопы искр.

Скопление кидалось прямо огнь, выпускало из себя струи воды.

Оно сморщилось как воздушный шарик, из которого выпустили воздух, с трудом Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон взмывало ввысь, кашляя от дыма.

Сейчас уже полыхали все дома вокруг. Дымились и тлели далекие крыши.

Оружейники и плотники отшвырнули стражников от колодца. Но добраться до воды было тяжело. Колодец до самого верха был забит камнями.

Со всех боков к пылающим домам бежали люди. Они несли воду. Последнюю воду. Кто Что помешало Облаку рассказать до конца свой сон на деньке ведра, кто в кувшине, кто в малеханькой кружечке.

Но разве кружкой воды можно потушить горящий город?

Глава 27


chto-nachinaet-proishodit-posle-2-h-let.html
chto-nado-sdelat-chtobi-ugovorit-oblako-sest-v-karetu.html
chto-nado-znat-bolnim-o-levotiroksine.html